Как Мадагаскар распорядился наследием колониализма?

Как Мадагаскар распорядился наследием колониализма?

Франция объявила этот остров колонией 121 год назад и тут же, в октябре 1896-го, заполучила восстание. Можно сказать, что оно продолжается до сих пор: уже больше полувека, как Мадагаскар не французский, но во всех бедах, от чумы до неурожая, винят колонизаторов — похоже, это больше привычка, чем идеология. 
Первые же впечатления от города Антананариву — столицы 25-миллионного государства, в котором 90 процентов живут ниже уровня бедности,— дают представление о том, в какую сторону жизнь изменилась с уходом "колониальных захватчиков". 
О положении дел на острове представление складывается быстро. Рядом с выстроенным французами в центре столицы готическим храмом вышагивают петухи, на рынке — бесконечные ряды вторсырья. Продают и покупают не столько товары, сколько то, что может сгодиться в хозяйстве. То есть все, включая любую тару, которую у нас выбрасывают, и этот торг столь масштабен, что даже запомнившийся из 1990-х рекламный слоган "Мама мыла "Раму"" не воспринимается как аллегория. Интересно, могла ли последняя королева малагасийцев Ранавалуна III, которая после мятежа 1896-1897 годов была выслана и умерла в ссылке в Алжире в 1917-м, подумать, что за полвека после победы над захватчиками ее остров настолько приблизится к полупервобытному состоянию, из которого эти колонизаторы его чуть было не извлекли? Колонизаторы запретили на острове рабство, но обязали местное население 50 дней в году работать на "государство". Многие до сих пор не могут им это простить, забывая, что благодаря внедренной угнетателями системе на Мадагаскаре и появилась вся инфраструктура — 25 тысяч км дорог, порты, мосты через многочисленные реки, железнодорожная сеть. Ныне все это пришло в упадок. 
Обретя независимость от Франции, жители Мадагаскара получили постоянно сменяющуюся власть: она нестабильна и держится на денежных вливаниях со стороны — таково краткое объяснение происходящего. Забастовки и конфликты, которые парализуют жизнь напрочь,— обычное явление. 
Одна из достопримечательностей Антананариву — красивый железнодорожный вокзал. Однако уехать с него вы не сможете: поезда давно никуда не ходят. Сам вокзал используется как ресторан, где можно отведать французские яства, а под туалет приспособлен старый вагон, разумеется, тоже французский. Возможна и другая специализация: на одной из бывших конечных станций — в деревне на берегу Индийского океана — население приспособило вокзал под жилье. Что же касается насыпей, то на них малагасийцы сушат постиранное белье. 
Главные транспортные артерии, а заодно и центр жизни острова сегодня — реки. По ним передвигаются, в них моются (водопровода нет), стирают, отмывают посуду и повозки-рикши, а во многих местах из них также пьют. Отношение к воде и гигиене в жарком климате — лакмусовая бумажка цивилизации: не случайно с приходом французов случился прорыв — смертность уменьшилась, численность населения удвоилась, а к 1958 году каждый второй ребенок учился в школе. С тех пор, впрочем, все вернулось на круги своя: в отдаленных поселениях иностранные миссии проводят вакцинацию от опасных заболеваний, но и они не успевают повсюду. Сейчас на острове бушует новая вспышка чумы — она давно стала экзотическим заболеванием в мире, но здесь возбудители сохраняются в природных резервуарах. И тут выручает только международная помощь, в начале октября на Мадагаскар было доставлено 1,2 млн ампул с вакциной. 
Французский предприниматель Жан Ламбер получил разрешение на разработку полезных ископаемых острова первым — еще от королевы Мадагаскара. В ХХ веке интерес к природным богатствам острова резко вырос: добыча драгоценных металлов и камней, а также графита и берилла, которых требовало развитие энергетики, позволила разбогатеть предприимчивым французам . 
Зажиточные из местных стремятся отправить своих детей учиться во Францию. Что не мешает малагасийцам относиться к колониальному прошлому как к темной странице истории: "Быть независимыми гораздо лучше",— подчеркивают малагасийцы. 
Цивилизация на острове - понятие условное. 
Что до вторжения на остров французов, что после него, главным праздником на острове остается Фамадихана — церемония почитания мертвых, что в переводе с малагасийского означает "переворачивание костей". Во время него открывают семейные склепы, чтобы достать останки умерших предков и обернуть их в новый саван. Пока родственники проливают слезы над останками близких, гости, а это, как правило, вся деревня, танцуют, поют — все сопровождается пиром и обильными возлияниями рома. Больше того, чтобы устроить достойное торжество, семьи залезают в долги и долго потом расплачиваются. Так выражают уважение предкам, и вековое господство просвещенных французов этой традиции не изменило.